В память вечную… Радугин Валентин Васильевич (1928-2019)

Митрофорный протоиерей. Родился 7 января 1928 года в селе Калинине Липецкого района Воронежской области в семье крестьян Василия Сергеевича и Клавдии Андреевны Радугиных. С 1930 года проживал в Москве, в 1941 году окончил пять классов средней школы. С 1943 года работал слесарем на Московском авиационном заводе № 45, совмещая работу с учебой в вечерней школе рабочей молодежи.

В 1951 году окончил Московскую духовную семинарию, в 1954 году — Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия.

В 1954-1963 годах преподавал в Минской духовной семинарии, где пользовался особенным уважением и любовью учащихся. В 1963-1971 годах преподавал в Одесской духовной семинарии, где читал курсы лекций по литургике, догматическому богословию, общей церковной истории и церковнославянскому чтению. В Одессе вступил в брак с Татьяной. В их семье родилось трое детей: дочери Варвара, Ольга и сын Василий (трагически погиб).

В 1971 году о. Валентин был рукоположен в сан диакона, а затем в сан пресвитера митрополитом Крутицким и Коломенским Серафимом (Никитиным). Служение в храме совмещал с преподаванием в Московской духовной академии и семинарии.

Скончался 14 мая 2019 года, на 92-м году жизни, после продолжительной болезни. Отпевание совершено 16 мая в Сергиевском храме по окончании Божественной литургии.

Заведующий кафедрой библеистики, профессор протоиерей Виталий Антоник, человек, который был близко знаком с о. Валентином Радугиным, делится воспоминаниями:

«В начале 1954 учебного года решением учебного комитета Московского Патриархата в нашу семинарию были направлены два выпускника Московской духовной академии. Это известие вызвало у нас оживление и радость. Ведь в семинарии ощущался недостаток преподавателей. Более того, сам факт приезда молодых преподавателей вселял надежду в наступление лучших времен в жизни Церкви.

Как ни странно, но в моей памяти до сих пор сохранились образы того осеннего утра, пасмурного, но теплого, когда среди семинаристов разнеслась новость: они уже приехали и должны скоро прийти в семинарию. Естественно, мы не могли пропустить этот поистине исторический момент для нашей школы. Семинария тогда находилась в одноэтажном деревянном корпусе, где сейчас размещается канцелярия монастыря. Весь второй класс, с которым я учился, собрался у окон, благо, они выходили в сад, через который должны были идти новоприбывшие со стороны преподавательского общежития (был такой барак, на его месте теперь стоит новая монастырская гостиница). До сих пор вижу, как через монастырский сад идут два молодых человека – Радугин Валентин Васильевич и Сахненко Алексей Савельевич – в одинаковых новеньких костюмах темно-коричневого цвета. Странно, но память почему-то сохранила эти мелочи.

Молодые люди скоро приступили к работе. Кроме преподавания на них была возложена обязанность помощников инспектора. И они попеременно несли дежурство в стенах семинарии. Алексей Савельевич через год женился, потому при первой возможности, даже во время своих дежурств, убегал домой, ведь семья его увеличилась: появились детки. А Валентин Васильевич все годы своего пребывания в Жировицах оставался холостым, что позволяло ему больше уделять внимания и времени работе.

Среди учащихся Валентин Васильевич скоро завоевал особый авторитет и уважение. Лекции он проводил увлеченно, живо, делая часто экскурсы в смежные области знаний. Он не только прекрасно знал церковную историю, которую преподавал, но обладал также обширными знаниями по истории Древнего мира и Средневековья, обладал также глубокими познаниями догматического богословия, хорошо ориентировался в философии и художественной литературе.

Валентина Васильевича можно было увидеть беседующим с семинаристами не только в стенах школы, но и на улице на прогулках.

Хотя в какой-тот мере это было для него «не совсем полезно»: ведь существовала слежка со стороны властей и сбор информации, особенно о преподавателях. Учащимся даже была дана негласно рекомендация: не посещать монашеские кельи, дабы не предоставлять повода для нежелательных инсинуаций.

Валентин Васильевич много внимания уделял организации активного досуга учащихся. Его стараниями в семинарии был собран богатый спортивный инвентарь: к зимнему сезону всегда были подготовлены комплекты лыж и коньков, а для прогулок в летнее время имелись велосипеды. Мы тогда увлекались волейболом. Стараниями о. Валентина для этой игры была устроена волейбольная площадка несмотря на недостаток земли в ограде монастыря. В этой игре активно, я бы сказал, даже азартно, участвовал и сам Валентин Васильевич.

Кроме того, он увлекался рыбалкой. По благословению ректора, архимандрита Антония (Мельникова), Валентин Васильевич брал иногда и нас порыбачить. Бывало, что даже выезжали на Щару ночью. Ставили на берегу палатку, разжигали костер. Уходящее солнце провожали вечерними молитвами и пением «Свете тихий». Ночью бродили по заводям с сетями. Чтобы избежать порезов от камыша рыбачили в одежде. В воде было тепло, а вот уже на берегу в мокрой одежде холод пробирал изрядно, приходилось спасаться у костра.

Однажды к нашей «рыбацкой артели» присоединились игумен Максим (Кроха) (ныне покойный архиепископ Могилевский) и Петр Михайлович Кирпианский, тоже выпускник МДА, преподаватель догматики. Их в воду заманить нам не удалось. Отец-игумен так и проспал всю рыбалку в палатке, а Петр Михайлович объявил себя хранителем костра и всю ночь просидел на стульчике, подбрасывая в огонь хворост, которым все-таки мы его снабжали. Но вот и утро. Восход солнца встречаем молитвой и пением уставных тропарей. Завтракаем у костра. Улов сдаем на семинарскую кухню.

Уверен, что все мы благодарны о. Валентину не только за заботу о наших знаниях, но и за постижение радости бытия в молитве, общении и труде, за опыт восприятия мира, как мира Божия.

К осени 1963 года, то есть к началу учебного года, в Жировицах уже не было ни учащихся, ни преподавателей. Они разъехались в поисках новых мест работы. В семинарии остался только один Радугин В.В. Он представлял комиссию Московской Патриархии по ликвидации семинарии. В его руках была сосредоточена вся администрация школы: бухгалтерия, хозяйственная часть и библиотека. Используя сложившуюся ситуацию, дирекция Жировичского сельхозтехникума вознамерилась завладеть пустующим семинарским зданием. Эту идею активно поддерживала областная администрация. Тогда Валентин Васильевич прибег к решительному действию. Вместе с игуменьей Гавриилой (Рисицкой) договорились перевезти всех сестер Гродненского Свято-Рождество-Богородичного монастыря, который был закрыт еще в 1959 году, в пустующий семинарский корпус (и с той поры его насельницы ютились в Жировичском монастыре). Совершить это переселение надо было оперативно, за считанные часы, притом скрытно, не привлекая внимания. Поэтому переселение решено было совершить ночью. В реализации этого акта особую деятельную помощь оказал о. Евфимий (Байдаков), эконом монастыря, человек особой энергии и преданности Церкви. По милости Божией и заступничеством Пресвятой Богородицы это намерение удалось осуществить благополучно. Здание семинарии осталось за Церковью.

Иногда говорят, что переселение монахинь совершил наместник Жировицкого монастыря архимандрит Михей (Хархаров). Это не верно, так как Свято-Успенский Жировицкий монастырь не имел никаких прав на семинарское здание, построенное на средства Московской Патриархии. Да и сам наместник на этот шаг не решился бы, поскольку ему сразу же инкриминировали бы захват имущества, не принадлежащего монастырю. И это могло послужить прецедентом к закрытию и самого Свято-Успенского монастыря, о чем тогда и ратовали светские власти.

Все громы и молнии за случившееся органы власти обрушили на голову В.В. Радугина. Ему угрожали судебной расправой. Его, коренного москвича, лишили прописки в родительской квартире. Ему пришлось уехать «за границу», то есть в другую республику, где он устроился на работу в Одесской семинарии. Там Валентин Васильевич, преподаватель с десятилетним стажем, получил временную прописку как учащийся. В таком статусе он проработал некоторое время.

О духовном облике покойного протоиерея Валентина Радугина не мне судить, скажу только, что он вместе с братией Жировицкого монастыря читал «неусыпаемую псалтирь» перед иконой Божией Матери Жировицкой. Причем послушание свое нес после полуночи, то есть в самые трудные для человеческой плоти часы.

Вечная память и Царство Небесное новопреставленному протоиерею Валентину!»

Заведующий кафедрой библеистики профессор протоиерей Виталий Антоник

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.