Милости источник: Новая книга по истории Жировичской обители

В мае 2020 года, к 500-летнему юбилею Жировичской обители, вышла книга преподавателя Минской духовной семинарии протодиакона Павла Бубнова «Милости источник: Жировичская чудотворная икона Божией Матери и Жировичская Успенская обитель в 1470–1618 гг.» Отец Павел рассказывает о новых открытиях и о том, как проходила работа над книгой.

 

– Отец Павел, расскажите о вашей новой книге, посвященной истории Жировичской обители.

– Эта книга по своему характеру духовно-просветительская, хотя в то же время в ней есть ссылки на источники, на документы, исследования. В ней много иллюстраций, прежде всего это фото древних богослужебных книг, связанных с Жировичским монастырем, с первым Жировичским храмом. Она не является изданием для узкого круга специалистов, а предназначена для широкого круга читателей, в первую очередь паломников, туристов, которые приезжают в Жировичскую обитель и хотят познакомиться с ее историей, в том числе с древней историей. И поскольку я уже сказал, что о древней истории Жировичского монастыря сохранилось очень мало сведений, то эта история обители помещена в книге в широкий контекст православной монашеской жизни в ВКЛ, особенно в XVI веке. То есть, можно проследить, какие православные обители существовали поблизости, в ближайших или дальних окрестностях Жировичей, с кем из видных деятелей церковной жизни ВКЛ мог контактировать и контактировал Солтан Александрович, основатель Жировичской церкви, а также его родственники.

К слову, родной брат Солтана Александровича был попечителем нескольких православных монастырей. Его племянник также называется в документах попечителем целого ряда церквей и монастырей. Точно не известно, когда к Солтану перешел Брестский Симеоновский монастырь, но уже его сын, Александр Солтанович, упоминается как попечитель этой древней обители, которая никогда не была униатской.

А еще в книге прослеживается связь между Супрасльской Благовещенской обителью и Жировичским монастырем. Оба монастыря возникли примерно в одно время. Супрасльскую обитель основали Александр Ходкевич и митрополит Иосиф Солтан, который долгое время в разных исторических произведениях либо отождествлялся с Солтаном Александровичем, либо считался его родственником, возможно, братом. Последнее не соответствует действительности — они были лишь однофамильцами. Митрополит Иосиф Солтан происходил из семьи землевладельцев Логойского повета. Но они с Солтаном Александровичем, несомненно, были знакомы, пересекались, общались. Солтан Александрович входил в ближайшее окружение великого князя Казимира и занимал высокое положение при великом князе Александре, как и митрополит Иосиф Солтан. Думаю, они были похожи в своем стремлении к развитию и укреплению православной церковной жизни в ВКЛ.

Тема ранней истории Жировичей у меня лично очень повысила интерес к истории Православия в ВКЛ, поскольку до этого я больше занимался ХХ веком. Теперь я считаю, что погружение в конфессиональные реалии ВКЛ нам необходимо, потому что на территориях, когдато входивших в состав Великого Княжества, некоторые процессы в церковной жизни повторяются. Те же аргументы иногда звучат, что и несколько столетий назад… Так что исследовать дальше эту тему надо.

От Парижа до Петербурга

– А как возникла идея написать книгу о Жировичах? – Трудиться над книгой я начал два года назад по просьбе и благословению Архиепископа Гурия, наместника Жировичской обители и ректора Минской духовной семинарии. В начале 2018 года я приступил к работе. Но, немного прикоснувшись к этой теме, понял, что за столь ограниченное время не смогу написать обо всей истории обители, и попросил владыку ограничиться только первым, доуниатским периодом. Владыка согласился, и, слава Богу, всё получилось. Хотя, как говорится, «когда ты заканчиваешь книгу — самое время написать ее заново». Сейчас понимаю, что мне бы хотелось отложить издание и еще поискать источники, собрать материал. Но тут уже сам юбилей на нас налагает определенные обязательства. Конечно, любая книга не может быть исчерпывающей, во всех сферах науки появляются какие-то новые сведения. То, что утверждали, к примеру, авторы в XIX веке, совсем иначе видится сейчас, в свете новых данных. Надеюсь, в изучении истории Жировичской обители моя книга будет каким-то шагом вперед, но не последним. –

Основной круг источников по этой теме, наверное, на польском языке?.. – Что касается древних богослужебных книг, то они все на церковнославянском. Они все понятны, доступны, и никаких проблем с их изучением у выпускника духовной школы нет. Затем идут актовые документы, в основном XVI — начала XVII века. Они написаны на старобелорусском языке, или западнорусском, как его называли в конце XIX века (а сами составители этих документов его называли русским). Эти рукописи довольно специфичны: скоропись не так легко читается, она нуждается в расшифровке, — но, так или иначе, все документы, попавшие в наше распоряжение, расшифрованы. Небольшая часть документов этого периода — на польском языке. А вот документы следующего периода, униатского, почти все на польском.

Есть еще большое количество литературы на польском языке, посвященной первому периоду истории обители. Но печатные польские издания читать вполне легко, в отличие от древних польских рукописей. Они тоже требуют расшифровки, и мне она не по силам. В таких случаях я обращаюсь к специалистам.

Плюс есть несколько источников на латинском языке. К ним, например, относятся дорожные паспорта Солтана Александровича времени его путешествия в Иерусалим. Часть из них хранится в собрании Национальной библиотеки Польши в Варшаве, часть — в Национальной библиотеке Франции в Париже. Они были ранее изучены другими исследователями, их тексты были изданы на латинском языке, а сами документы — отсканированы и представлены на одном из интернет-ресурсов Польши.

Больше пришлось повозиться с базилианскими изданиями, посвященными Жировичской иконе. Я сначала составил их полный каталог, потом стал выяснять, где они есть, в собрании каких библиотек. Некоторые нашел только в Кракове, некоторые есть в Вильнюсе, Петербурге. Пришлось поездить… Они все, естественно, на польском языке (некоторые — готическим шрифтом на польском языке, прочитать их нелегко, но не невозможно).

— Казалось бы, совершенно локальная история: Жировичский монастырь. А если «копать», то открывается такой широкий контекст: Петербург, Варшава, Вильнюс, даже Париж…

— Да, это удивительно, что жировичские книги, жировичские рукописи разошлись в таком широком диапазоне. Здесь, в Жировичах, ничего и не осталось. С одной стороны, это хорошо, что они не погибли безвозвратно, а нашли свое место в хранилищах, где им уделяют должное внимание, где они смогли быть обнаружены исследователями, нами в том числе.

Огромную роль в сохранении части документов жировичского архива сыграл Прокопий (впоследствии епископ Павел) Доброхотов, преподаватель Литовской духовной семинарии. Когда Жировичский базилианский монастырь был закрыт, Доброхотов вывез часть его архива и библиотеки, и в дальнейшем она оказалась в составе собрания Императорской археографической комиссии. Сейчас этот корпус документов разделен на две части: одна находится в архиве Санкт-Петербургского института истории Российской академии наук, вторая — в библиотеке РАН.

Это целая отдельная тема — как те или иные книги и документы из Жировичей попали туда, где они сейчас находятся… Чтобы просто выявить эти источники, нужно проделать колоссальную работу. Слава Богу, что есть исследователи, которые уже занимались этим и занимаются сейчас. Те источники, которые я использовал в своей книге, уже были обнаружены другими исследователями, и я шел по их следам, параллельно находя и используя то, что не заметили другие. Хорошо было бы, конечно провести исчерпывающий поиск документов о Жировичах по местам их хранения, но для этого нужны средства, время, силы.

Рейдерский захват в Речи Посполитой

— Согласно работе митрополита Антония (Мельникова) по истории Жировичской обители, монастырь перешел к униатам в 1609 г. Насколько я знаю, Вам удалось открыть новые, доселе неизвестные подробности этого события?

— Митрополит Антоний (Мельников) основывается на исследовании профессора Санкт-Петербургской духовной академии Платона Николаевича Жуковича. Пользуясь этим исследованием, я последовательно проанализировал все исторические источники, на которые ссылается Жукович, и нашел еще некоторые новые, на которые он не ссылается. Удивительно, что профессор Жукович не обратил внимания или же упустил несколько интересных фактов, которые совсем в другом свете представляют историю перехода обители в унию.

В 1603 году владелец Жировичского имения Иван Иванович Солтан сдал часть имения в аренду Ицхаку Михелевичу. Притом в ту часть, которую он сдал, входили леса, пастбища и прочие сельскохозяйственные угодья, экономически прибыльные, но не монастырь с церковью, которые остались в непосредственном управлении Ивана Ивановича Солтана.

В январе 1605 года Ицхак Михелевич был убит, и в этом убийстве был обвинен Иван Иванович Солтан. Сохранились документы этого судебного процесса, они были изданы в конце XIX — начале XX века, изучались профессором Жуковичем. В результате этого судебного процесса виновным был признан Иван Иванович Солтан, хотя он отрицал это. Был даже человек, который пришел с повинной и заявил, что он является убийцей Ицхака Михелевича. Несмотря на это, суд признал виновным Солтана и наложил на него огромный штраф, который во много раз превышал стоимость Жировичского имения. Иван Солтан не мог выплатить этот штраф. Во взыскание этого штрафа всё Жировичское имение было у него конфисковано и передано вдове погибшего, Эстере Михелевич.

Но есть факт, который ускользнул от внимания профессора Жуковича и митрополита Антония, хотя он заслуживает внимания: возглавлял судебное заседание Иван Мелешко, который в то время являлся Слонимским подстаростой, а Слонимским старостой был Лев Сапега — канцлер Великого Княжества Литовского. Последний, правда, отсутствовал в апреле 1605 года, когда было это судебное заседание, и потому возглавлял его слонимский подстароста. Это соответствовало законам ВКЛ: в одном лице совмещалась и исполнительная и судебная власть, то есть представитель великокняжеской администрации был одновременно и судьей гродского суда, который рассматривал уголовные дела.

Суд под председательством Мелешко осудил Ивана Солтана, тот подал апелляцию в Высший трибунал. Заседание трибунала проходило в Минске. Трибунал оставил в силе все решения Слонимского гродского суда и даже осудил Ивана Ивановича Солтана на смертную казнь, правда, она по каким-то причинам не была приведена в исполнение. Чуть позже король и великий князь Сигизмунд ІІІ Ваза издает «баницийный лист» на Ивана Солтана, согласно которому последний лишался права проживания в стране, с ним запрещалось всякое общение, из чего мы видим, что решение трибунала о смертной казни не было выполнено. А еще через несколько месяцев Иван Солтан сам подает имущественный иск в Слонимский суд.

Но в 1606 году, то есть через год, Иван Мелешко добивается у Эстеры Михелевич передачи права управления Жировичами, а Эстера отказывается от всех претензий к Ивану Солтану. Возможно, Иван Мелешко претензии Эстеры Михелевич удовлетворил сам. Таким образом, Иван Мелешко становится распорядителем Жировичского имения и Жировичского монастыря. А в 1609 году Мелешко добивается от Солтана юридической передачи прав на имение и монастырь. Следует отметить, что Иван Иванович Солтан был владельцем лишь половины Жировичского имения и монастыря, а вторая половина принадлежала сначала его родному брату Давиду Ивановичу Солтану, и Иван Солтан взял ее в аренду в так называемое «заставное имение», то есть он был фактическим распорядителем всего имения, но юридически владел лишь половиной. В итоге в 1609 году Иван Солтан передает юридические права собственности на свою половину Ивану Мелешко.

Что мы получаем? Судья, который осудил преступника, стал собственником его имущества, которое как раз в результате этого дела было отнято. С точки зрения юриспруденции это вопиющее преступление. Даже в то время по законам ВКЛ ему могла быть дана соответствующая правовая оценка. Хотя этого не произошло.

Факты красноречиво свидетельствуют, что, возможно, имел место сговор. Это было, скорее всего, рейдерство: псевдозаконная попытка захвата монастыря, увенчавшаяся успехом. Если мы поместим эту историю в широкий контекст тех событий 1605-09 годов — это самая активная волна наступления униатов на Православие, в том числе с помощью королевской власти. Это деятельность сначала митрополита Ипатия Поцея, потом Иосифа Вельямина Рутского, которые активно захватывали православные монастыри и храмы, добиваясь того, что провозгласил король.

Мы видим, что были разные формы захвата православных храмов и монастырей. В том случае, когда монастырь находился в непосредственном владении короля, никаких проблем с переводом его в унию не возникало, были все юридические основания для этого. Но для храмов и монастырей, которые находились в частной собственности, всё зависело от позиции собственников — речь о так называемом праве патроната. И мы знаем примеры тому, в том числе связанные с семьей Солтанов. Один из братьев, Ярослав Солтан, брат Ивана Ивановича Солтана, был владельцем Брестского Симеоновского монастыря, который вплоть до начала XIX века оставался православным. Будучи в католическом окружении, он, несмотря ни на что, благодаря праву патроната, праву собственности частных лиц над монастырями, остался православным. Очевидно, что вполне мог бы остаться православным и Жировичский монастырь. Но на него положили глаз деятели унии. Первым настоятелем униатского Жировичского монастыря был известный архимандрит Иосафат Кунцевич, впоследствии Полоцкий архиепископ. Это показывало, что Жировичскому монастырю идеологи и реализаторы унии придавали огромное значение, поэтому и стремились его захватить. А раз не смогли присвоить законным путем, то пошли на криминал.

Мы не можем утверждать или опровергать, виновен или не виновен Иван Солтан в убийстве, но мы видим на основании сохранившихся документов, что налицо некая махинация или нечистоплотность: судья завладел имуществом осужденного, а потом передал его базилианским монахам. Это уже произошло в 1618 году. Иван Мелешко сначала приглашает базилианских монахов, они поселяются в Жировичском монастыре, затем он передает им юридические права над своей частью Жировичской обители. Потом и второй владелец Жировичского имения, сын Давида Солтана, Даниил Давидович Солтан, окончательно в 1621 году продает свою часть имения Льву Сапеге, канцлеру ВКЛ, а тот продает эту часть Ивану Мелешко. А его дочь, Богдана Пшеславская, в 1622 году окончательно подтверждает все права и все имущественные акты своего отца по отношению к базилианскому Жировичскому монастырю и сама отрекается от всех своих прав на Жировичское имение и монастырь в пользу базилиан.

Таким образом, с 1605 по 1622 годы — целый комплекс сделок, процедур юридических, судебных, которые показывают, что, если бы Иван Иванович Солтан был сторонником унии, то он передал бы Жировичскую обитель униатам еще в 1605 году, когда началось активное наступление на православные храмы и монастыри. Но очевидно, что он не хотел этого, и поэтому монастырь у него был отнят псевдозаконными способами — и передан униатской базилианской общине.

— На каком основании мы празднуем 500-летие Жировичского монастыря именно в этом году?

— В 1650 году в Вильно вышла книга католического священникаиезуита, ректора Виленской академии Войцеха Кояловича, под названием «Miscellanea rerum ad statum ecclesiasticum in Magno Lithuaniae Ducatu pertinentium» (или кратко «Miscellanea rerum…»), в переводе на русский язык — «Вещи различные в церковном положении в Великом Княжестве Литовском обретающиеся». В этой книге в разделе, посвященном Жировичской иконе Божией Матери, говорится, что при пожаре первого храма «весь монастырь тот и храм сгорели».

Итак: речь о пожаре первого Жировичского храма, в пламени которого, согласно преданию, была утрачена Жировичская икона, впоследствии чудесно обретенная. Войцех Коялович утверждает, что в то время в Жировичах существовал не только храм, но и монастырь.

В этой книге нет дат: ни первое явление иконы, ни пожар не датируются. Но в церковном предании пожар традиционно датируется 1520 годом. Книга Кояловича — это не документ, который однозначно подтверждает, но повествовательный источник, который позволяет с большой уверенностью допускать существование монастыря уже в 1520 году.

Но вообще история православного Жировичского монастыря до его захвата униатами очень слабо документирована, имеются считанные упоминания о нем в документах. Это можно объяснить в том числе и тем, что в последующий период униатские монахи-базилиане, авторы разных книг о Жировичской иконе и монастыре, не способствовали сохранению документов, которые свидетельствовали о доуниатской истории монастыря. Поэтому документов очень мало, и у нас нет имен ни монахов, ни настоятелей, но есть упоминания, что монастырь существовал. В документах имущественного характера: когда собственники монастыря, представители семьи Солтанов, друг другу уступали, передавали право попечения, владения монастырем. И там однозначно упоминается монастырь, две церкви: одна деревянная, другая каменная, обе в честь Успения Пресвятой Богородицы. Они постоянно в документах упоминаются. Самое раннее упоминание монастыря в актовых документах имущественного характера — 1578 год.

Я собрал и проанализировал все брошюры, книжечки о Жировичской иконе, которые издавались в XVII-XVIII веках базилианами. Интересно, что в таких книжечках XVII века есть упоминания о существовании монастыря, храма до того, как пришли базилиане. А вот уже в изданиях XVIII века… Сопоставляя тексты разных изданий, видишь, что последующие издания, более поздние, XVIII века, заимствуют текст из предыдущих, но его редактируют. Там, где в изданиях XVII века было слово «монастырь», в XVIII веке уже пишут «святое место». И в XVIII веке, а особенно к началу XIX упоминаний о монастыре в Жировичах до базилиан вообще уже не встречается. Они исчезают. Очевидная тенденция: представители базилиан в Жировичах в своих изданиях, посвященных истории монастыря, стремились показать, что до них в Жировичах никакого монастыря не было, монашества православного тоже. Таким образом, сама история православного добазилианского монастыря сильно была записана, затушевана, и очень мало от нее осталось. Приходится ее восстанавливать.

– Спасибо, отец Павел, за интересный рассказ.

Рекомендуем

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.

Издательство Минской духовной семинарии выпустило сборник материалов XVIII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

Форум проходил 13-14 декабря 2019 года на базе Минской духовной семинарии в Жировичах. Издание ориентировано на всех, кто интересуется вопросами белорусской конфессиональной истории и богословия.