Любя Жировичи: Жизненный путь и творчество протоиерея Плакиды Янковского

Евгений Жук

студент 5-го курса Минской духовной семинарии

11 марта 2022 года исполнилось 150 лет со дня кончины видного священнослужителя XIX века протоиерея Плакида Янковского, чья жизнь и служение связаны особым образом с Жировичами и духовной семинарией, находящейся в них. Он также внес значительный вклад в дело возвращения униатов в Православие на белорусских землях. 

Плакид Гавриилович Янковский родился 10 сентября 1810 г. в деревне Войская Брестского уезда. Он был четвертым ребенком в семье униатского священника Гавриила Янковского. Имея хорошее светское образование, Гавриил занял видное место в Брестском капитуле, активно боровшемся против засилья базилиан в церковной жизни унии. Род Янковских, к которому принадлежал и будущий протоиерей Плакид Янковский, принадлежал к мелкой шляхте и титуловался гербом «Ястрембец». Происходили они из Мазовии – области в центре Польши. 

Первоначальное воспитание и основы грамоты Плакид получил от своих родителей. В возрасте десяти лет он лишился матери. После этого основные заботы по воспитанию сына взял на себя отец семейства. Впоследствии своих родителей Плакид Янковский будет вспоминать с особым трепетом все оставшиеся дни своей жизни.

Вот что писал отец Плакид о своем доме в автобиографии: «Посреди бедной деревни, как и все литовские веси, до сего дня стоит домик, в котором жили мои родители. Вы отличите его по кирпичному дымоходу, овощному огороду и въездным воротам, которые столь же редко были закрыты, сколько двери Янусового костёла (храм Виленского университета – прим. ред)… Мой отец привык говорить, что является слугой крестьян, следовательно дом его и днем и ночью должен быть для них открытым. На предостережения доброжелателей он отвечал, что … любовь и уважение соседей – лучшая охрана дома». 

Вся жизнь семьи брестского архипресвитера была тесно связана с церковью, где он совершал богослужения, в которых несомненно участвовали его домашние. Юный П. Янковский среди прочего пел на клиросе. В своей автобиографии позднее он напишет следующее: «…в том же костюме я шел с отцом на утреню, на которой бывала обычно почти вся деревня… Пел я довольно уверенным голосом, и ни церковнослужители, ни жители деревни не могли меня обвинить в том, что собирая в школах звезды, я забыл церковное пение».

Получив первоначальное образование у себя дома, в возрасте восьми лет Плакид отправляется в Свислочь для получения образования в местной мужской гимназии, где к тому времени уже заканчивал обучение его старший брат Ян. Тем не менее в Свислочи П. Янковский провел лишь один учебный год. После того, как старший брат завершил там свое обучение, Плакид продолжает учебу уже в Базилианской школе в Бресте, что было много удобнее родителям, поскольку Брест был в три раза ближе, нежели Свислочь. 

После окончания Брестской базилианской школы он проводит один год дома. После чего в возрасте шестнадцати лет (младше дозволенного) Плакид успешно сдает вступительные экзамены и зачисляется в число воспитанников Главной католической семинарии при Виленском университете. Именно Главная семинария, действующая на почве университета, стала тем самым местом, благодаря которому будущий священник и писатель сформировался интеллектуально. 

Сразу же после окончания полного курса Главной семинарии в 1830 г. Плакид Янковский получает должность преподавателя в недавно открывшейся Литовской духовной семинарии в Жировичах. Во время ноябрьского восстания в 1831 г. Литовская семинария временно прекратила свою деятельность. Молодой преподаватель вначале едет в Вильно, где готовится к сдаче экзамена на степень доктора богословия. Позже при помощи известного виленского философа Довгирда он едет в Могилевскую губернию, где трудится в качестве домашнего учителя в имении Низы. 

В 1833 г. Плакид Янковский вступает в брак и становится священником. Он продолжает трудиться в должности преподавателя в Литовской семинарии. К этому же времени относятся первые попытки самостоятельного литературного творчества. В 1835 г. под псевдонимом Виталиса Комуедзе выходит сборник рассказов «Хаос». 

В 1839 г. протоиерей Плакид Янковский подписывает акт о воссоединении с Православной Церковью и далее продолжает литературные труды на польском языке. В частности, в 1841 г. в свет выходят «Предбрачные письма» и «Застенок». Оба произведения на ура были восприняты критиками и читателями. Особой популярностью пользовался «Застенок», описывавший приключения мелкой шляхты, живущей на хуторах, которые именовались застенками. В этой повести многие читатели увидели себя в тех или иных персонажах, поскольку многие в то время были выходцами из провинции, которую воспевал Янковский. В «Предбрачных письмах» автор разместил среди прочего свою автобиографию, оформленную особенно художественно, где опять же описывает сельский быт, жизнь сельского священника, быт его семьи. Данное произведение стоит рассматривать как своеобразную презентацию самого себя читателям. Молодой автор, делающий первые шаги в литературе, однако стяжавший уже некую известность, пытается рассказать о себе, показать что он –  не чужой, «тутэйшы». 

В 1845 г. Литовская духовная семинария из умиротворенных Жирович она переезжает в Вильну. Для Плакида Янковского этот переезд был, скорее, трагедией. Однако протоиерей-писатель, некогда учившийся здесь в университете, гармонично вливается в культурную жизнь этого древнего города. С одной стороны, он трудится в консистории, отвечая за строительный отдел и бухгалтерию, с другой – служит настоятелем Никольской церкви, которую посещал, будучи студентом. Кроме этого остается немало педагогической работы в семинарии, большая семья, в которой кроме своих родных пятерых детей воспитывались шестеро племянников отца Плакида, лишившихся родителей. В условиях дорогого города жалованье в 400 рублей серебром было недостаточным. 

Невзирая на загруженность делами, он находит время и для написания новых произведений и для встреч в литературных кружках. В это время были изданы «Доктор Пантеуш», «Рассказы стихом», «Анекдоты и фражки» и др. И все же стремительно ухудшающееся состояние здоровья вынуждает протоиерея Плакида Янковского переселиться на новое место служения – в деревню Белавичи Слонимского уезда, находящуюся вблизи знаменитой усадьбы Пусловских, с которыми отец Плакид был хорошо знаком. Последние предложили ему должность домашнего учителя, на что он согласился. Это свидетельствует о том значительном авторитете, который отец Плакид имел не только в среде православных, но и среди католиков. 

Белавичи стали местом самого настоящего расцвета его литературного гения. Десять лет, проведенные в этом местечке, были временем, когда протоиерей-писатель мог вновь вспомнить и переосмыслить события, своей жизни. В это время были изданы «Новые рассказы», «Несколько университетских воспоминаний», «Криницы» и др. Последнее произведение особо много значит для нашей семинарии и сегодня. Эта повесть стала своеобразной данью памяти и уважения тем дням, когда в Жировичах активно действовала Литовская духовная семинария. Большинство ее преподавателей были связаны родственными узами. Все были молоды, полны энергии и романтизма. Все были движимы искренним желанием исправить то положение, в котором оказалась Церковь за сотни лет унии. В этой повести под псевдонимами скрываются не просто исторические личности, такие как протопресвитер Антоний Тупальский, либо протоиерей Михаил Бобровский, здесь открываются живые люди с целой палитрой увлечений, эмоций и интересов. Несомненно, эта книжица стала сентиментальной  отсылкой ко всему тому, что для отца Плакида было очень ценным и близким: Церковь, семья, дом, близкие. 

«Несколько университетских воспоминаний» являются также своеобразным памятником. Только в этот раз автор обращается еще к более давнему времени, когда он был студентом Виленского университета. Для Плакида Янковского alma mater, к тому времени не существующая, была личной святыней. Вообще к образованию в то время относились более чем серьезно. Учеба не сводилась к простому получению знаний. Трудно представить, но воспитанники Главной семинарии при университете упрашивали своих преподавателей добавить им еще больше часов по тем или иным предметам. И вот, по прошествии двух десятков лет с момента закрытия университета, протоиерей Плакид Янковский с трепетом вспоминает о тех днях. 

В то же время в обществе начинают возникать предпосылки оформления национальной идентичности жителей бывшего Литовского княжества. Свои попытки дать должное жителям тогдашних западных губерний делали многие более или менее известные писатели. Вспомнить хотя бы «Шляхтич Завальня» Яна Барщевского, бывшего также сыном униатского священника. Подобную попытку предпринимает и Плакид Янковский.  Под влиянием графа Константина Тышкевича он предлагает издать альбом с иллюстрациями и текстами, описывающими жителей Беларуси. Альбом был подготовлен в рукописи. Иллюстрации акварелью и карандашом подготовил Артур Бартлес. Отец Плакид написал тексты. К сожалению, альбом не был издан. Судьба рукописи долгое время была неизвестна. Недавно в оцифрованном виде «Литвины» Плакида Янковского были опубликованы Национальной библиотекой Польши.

По прошествии десяти лет усердной службы в Белавичах сбывается давнее желание отца Плакида – возвращение в Жировичи. Будучи уже на покое, он покупает небольшой дом вблизи кладбища и проживает в нем последние годы своей жизни. Его основными развлечениями  были прогулки, книги и небольшой сад. Он продолжал ездить в Старые Жировичи в качестве домашнего учителя в дом помещика Флорентина Микульского. Иногда он отправлялся в Минск, где жили его дети. 

В 1863 г. началось издание журнала «Литовские епархиальные ведомости». Для отца Плакида открылась еще одна возможность поделиться воспоминаниями о прошлом. И он активно этим пользуется. За короткий период с 1863 по 1867 гг. из-под его пера вышло более двадцати статей и очерков на различную тематику. Здесь и интересные случаи из его священнического служения, и воспоминания о знакомых личностях и событиях, и размышления на злободневные темы. 

Стоит отметить, что Плакид Янковский как писатель во многом шел против течения польской литературы своего времени, не следуя её тенденциям. Вместе с тем, он явно сохраняет нежный пиетет по отношению ко всему, что так было дорого и Адаму Мицкевичу, и Юзефу Крашевскому и прочим, а именно: к истории и этнографии родного края, к мелкому шляхетскому двору, его патриархальной атмосфере и т.д. Но Дикальп (именно таким псевдонимом пользовался отец Плакид) не строит на этом фундаменте идеи польского мессианства, весьма распространенной  в тот период времени во многом благодаря Мицкевичу, оставаясь скорее «тутэйшым».

Направление литературного творчества Плакида Янковского можно охарактеризовать словами из дневника протопресвитера Александра Шмемана: «Я не люблю «идейной» литературы, философии, богословия и т.д. Не люблю, потому, думаю, что ощущаю ее ненужной мне, моему видению жизни и религиозному опыту. Идеям и идеологиям предпочитаю конкретное, живое, единичное». 

В 1867 г. скоропостижно скончалась супруга отца Плакида – Елена Янковская. Это событие окончательно сделало его затворником. Все реже и реже местные жители видели его в церкви либо на прогулке. Масла в огонь подливал неподобающий образ жизни одного из сыновей. Отец Плакид перестал публиковаться. Последующие пять лет он проведет под присмотром служанки в компании книг. Лишь дни Рождества Христова и Пасхи нарушали покой затворника. Местные власти, соседи, учащиеся – все спешили поздравить столь уважаемого жителя Жирович. 

Отец Плакид до конца своих дней брил бороду, говорил по-польски и носил сутану по образцу униатских священников, что дозволялось постановлениями Полоцкого собора. 

11 марта 1872 г. протоиерей Плакид Янковский мирно скончался в кругу семьи и близких. Через три дня он был погребен в крипте Георгиевской церкви, стоящей на кладбищенской горке. Отпевание возглавил настоятель Жировичского монастыря архимандрит Николай (Редутто). На погребение спешно прибыли некоторые из друзей покойного. 

Протоиерей Плакид Янковский, будучи одним из самых образованных представителей духовенства, был одним из тех, кто много сделал для возрождения Православия после упразднения унии на белорусских землях. При этом, будучи человеком польского языка и культуры, храня многие привычки и обычаи униатского клира, он являлся как бы связующим звеном между униатской «стариной» и возрожденным Православием. Сохранение униатской внешности, следует предположить, было не столько симпатией к самой унии, сколько попыткой сохранения аутентичного характера бывшего униатского священника, который был ему очень близок, дорог и понятен. 

В качестве педагога отец Плакид весьма много потрудился для становления Литовской духовной семинарии в должности преподавателя. Литовская семинария во многом послужила повышению уровня образованности в среде духовенства, что было весьма немаловажно при подготовке воссоединения униатов с Православием. Кроме того, Плакид Янковский трудился и как частный учитель в домах известных дворян, таких как, например, Пусловские. Здесь вполне могла раскрыться его польская культура, прекрасное знание языков, литературы и вообще его высокая образованность. Проблемы связанные со здоровьем, а также постепенная деполонизация общественной жизни стали причиной видимого угасания П. Янковского. Отойдя в лучший мир, протоиерей Плакид Янковский остался весьма заметной личностью в истории Православной Церкви в Беларуси.  

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.